Личность: Мифы и Реальность
Научная школа
Основные идеи и проекты
Работы
Ученики
Кабинет детского психолога
Экстремальная психология
Отчужденные
Валерия Флай - писатель
Кафедра МПГУ
Журнал Развитие личности
Фотографии
Гостевая книга
Поиск по сайту


Rambler's Top100

 

   
 

Книга В. С. Мухиной "Личность: Мифы и Реальность"

Личность: самосозидание и творчество

Я считаю необходимым сказать, к то я.
Ф. Ницше

Но я к Богу обратился бы, предал бы дело мое Богу,
Который творит дела великие и неисследимые...

Иов. 5:8—9

Самое интересное в искусстве — личность художника.
У.-С. Моэм

1
Самосозидание и чувство личности

Созидание — высокое значение слова, означающее создавать через творческие усилия.

Самосозидание — творческие усилия, направленные человеком на самого себя. Самосозидание требует способностей к рефлексии на самого себя, на других, а также на те значимые для саморазвития человека сущности Великого поля общественного сознания, которые могут продвинуть человека в его стремлении к созиданию себя как личности.

Самосозидание осуществляется с помощью самоанализа, самопознания, самосознания, самообучения, самоопределения, самоконтроля, самоограничения, самостоятельности, самостояния и других внутренних побуждений человека, направленных на самого себя. Помимо всех этих значимых для самосозидания личности понятий, нельзя обойти и такие понятия, как самоидентификация, самообособление и самоотчуждение. Весь набор понятий имеет два акцента: на первую часть всех перечисленных слов — сам- и само-, а также на привязанную к ней столь же значимую часть с указующим смыслом того, что же осуществляет этот «сам».

Сам — местоимение, употребляемое при существительном или личном местоимении, обозначает, что именно это лицо непосредственно участвует в действии (вспомним: еще в раннем возрасте ребенка научают отстаивать свою самость: «Я», «Я сам», — заявляет он всякий раз, когда хочет испытывать свою самостоятельность).

Само- — первая составная часть сложных слов, кроме прочих значений обозначающая направленность воздействия на самого себя.

Самосозидание всегда требует от человека сосредоточения на своих особенностях, которые он помышляет развить или от которых хочет избавиться.

Самосозидание требует от человека человечности — свойства человеколюбия. Человечный человек — внимательный, отзывчивый, чуткий к другим людям. Только подлинная личность обладает человечностью.

Размышляя над двоичностью сущности человека, я в свое время пришла к пониманию того, что в этой связи человек должен обладать набором качеств, презентирующих его как социальную единицу и как уникальную личность. Эти качества, присутствуя в человеке и взаимодействуя друг с другом, и должны созидать то уникальное в нас, что мы называем «личность». За всеми качественными характеристиками должны просматриваться присущие человеку ответы его двоичной сущности.

Как существо родовое, как социальная единица, включенная в общеродовое «мы», человек должен быть ориентирован на отношения, удачно выраженные К. Марксом моделью: человек — род — человек. Эта модель явственно демонстрирует взаимную обусловленность отношений людей родовыми ожиданиями.

В этой связи считаю правильным, обращаясь к самосозиданию человека, обсудить в первую очередь не очень популярные сегодня в нашей обыденной жизни такие качества, как смирение и послушание.

Смирение и послушание выступают как ценности православия и традиционной культуры обыденной жизни людей многих стран, исповедующих православие.

В православии смирение и послушание чаще именуются смиренномудрием. Бесконечное смиренномудрие рождает в душе ...

... 2
Творчество — феноменологическая сущность личности

Творчество — глобальная проблема, которую стремятся постичь многие философы, искусствоведы, психологи, физиологи и другие представители наук, заинтересованных в постижении этого феномена.

Исследователей, глубоко изучающих проблему творчества, жаждущих познать его истинную сущность, так много, что их идеи не поддаются системному обзору — обязательно специалист, взявшийся за этот труд, упустит или не посчитает нужным обратиться к тому или иному автору, который также принял участие в попытке постичь суть этого феномена — явления, процесса, деятельности, созидания бытия.

Я понимаю творчество как феноменологическую сущность личности.

Если общественное единство является носителем традиций, определяющих устойчивость и непрерывность общественного бытия, то носителем «временной изменчивости», творческой активности становится отдельная личность в лице ее индивидуальной свободы»1.

По своему человеческому темпераменту я была бы готова сразу начать с изложения своего видения этого Божьего дара в человеке. Однако как существо социальное и как человек, уважающий традиции, прежде приступлю к некоему обзору исследований творчества.

Полагаю, что будет верным предупредить моего читателя, о чем я имею намерение говорить в этой части моего труда.

Во-первых, следовало бы в качестве предтечи к обсуждению творчества обратиться к тому, о чем думали и продолжают думать ученые далекого и недавнего прошлого. У меня при этом нет задачи назвать всех размышляющих по этому поводу. Я хочу лишь сделать значимые для меня акценты.

Во-вторых, считаю правильным для себя коснуться предпосылок к творчеству.

В-третьих, считаю обязательным для себя обсудить социально-исторические детерминанты творческой деятельности.

В-четвертых, считаю обязательным для себя обратиться к обсуждению внутренней позиции человека, включенного в творчество как деятельность.

В-пятых, считаю правильным для себя обратиться к проблеме творчества, сопряженного с чувством личности.

Начну по порядку.

• Каким видят творчество заинтересованные мыслители

Сто лет назад П. К. Энгельмейер писал во введении в свою работу, посвященном творчеству, что теория творчества до сих пор находится во младенчестве, и до такой степени, что является спорным само существование такой теории как системы2. По прошествии относительно большого времени и сегодня (через сто лет) ученые не дошли еще до окончательного ответа на вопрос о том, в чем же суть самого творчества. Не продукта, по которому мы оцениваем результат творчества, а самого творчества человека. При этом мнения ученых относительно творчества взаимодействуют друг с другом, как известные варианты кругов Леонарда Эйлера. Здесь могут быть: равенство — наложение мнений; конъюнкция — в разной мере совпадение (пересекающиеся мнения); дизъюнкция — внеположенность (непересекающиеся ...

...

• Внутренняя позиция человека, включенного в творчество как деятельность

Внутренняя позиция — особое ценностное отношение человека к себе, к окружающим людям, к собственному жизненному пути и к жизни вообще.

Внутренняя позиция человека органически сопряжена со структурными звеньями самосознания. Обычно для человека важно: «сделать себе имя»; притязать на признание со стороны близких значимых людей, со стороны своих коллег в избранной деятельности, со стороны коллег по цеху и т. д. — до притязаний гениев оставить свое имя в веках, в анналах истории — в Великом поле общественного сознания; утвердить свое имя и свои достижения как достижения мужчины (или женщины) через контекст нюансов своей гендерной роли; утвердить себя в пределах своего личного времени жизни, отпущенного Богом и природой, а гении — на протяжении долгих времен, и даже в Вечности и т. д. Однако человек может остро и не осознавать связанность своей внутренней позиции с влиянием на него структурных звеньев самосознания как ценностных ожиданий общества, возложенных на него и определяющих его самосознание как представителя своего исторического времени, своего этноса, своего пола и др.

Включенный в творчество человек, погруженный в поиск научной истины или в поиск художественного образа, зачастую настолько переключается на сам процесс творчества, что именно оно становится сутью его жизни — его смыслом, счастьем и отчаянием.

Здесь можно было бы обратиться к жизни великих в своем творчестве людей. Однако для нас важнее выявить конкретные тенденции, определяющие внутреннюю позицию личности в отношении к творчеству.

Для творящего творчество превращается в образ жизни, которому подчинена сама его жизнь. Так, для Ч. Дарвина — эволюция животного мира, для Г. Харди — математика, для А. Эйнштейна — поиск законов природы были стержнем их жизни — с юности до самой смерти. Так, для И. М. Сеченова, И. П. Павлова, В. И. Вернадского и многих других замечательных ученых моей страны наука также стояла во главе угла. Вся остальная жизнь как бы сопутствовала основной деятельности, основному смыслу жизни — творчеству, поиску истины.

Н. А. Бердяев писал: «Тема о творчестве, о творческом призвании человека — основная тема моей жизни. Постановка этой темы не была для меня результатом философской мысли, это был пережитый внутренний опыт, внутреннее озарение. Обыкновенно поставленную мной тему о творчестве неверно понимают. Ее понимают в обычном смысле культурного творчества, творчества „наук и искусств”, творчества художественных произведений, писания книг и пр. <...> Но моя тема совсем иная, гораздо более глубокая. Я совсем не ставил вопроса об оправдании творчеством. Творчество не нуждается в оправдании, оно оправдывает человека, оно есть антроподицея. Это есть тема об отношении человека к Богу, об ответе человека Богу»3. Н. А. Бердяев постоян- ...

 


1 Франк С. Л. Духовные основы общества. — М., 1992. — С. 126.
2 Энгельмейер П. К. Теория творчества. — СПб., 1910.
3 Бердяев Н. А. Самопознание // Бердяев Н. А. Русская идея. — М.; Харьков, 2002. — С. 456; Он же. Смысл Творчества: Опыт оправдания человека. — М.; Харьков, 2002; Он же. Опыт парадоксальной этики. — М., 2003.

 

 

© Валерия Мухина
Перепечатка без согласия автора – недопустима.


Разработка сайта: ООО "ИНСАН"
Дизайн: VisualGenom