Личность: Мифы и Реальность
Научная школа
Основные идеи и проекты
Работы
Ученики
Кабинет детского психолога
Экстремальная психология
Отчужденные
Валерия Флай - писатель
Кафедра МПГУ
Журнал Развитие личности
Фотографии
Гостевая книга
Поиск по сайту


Rambler's Top100

 

   
 

Книга В. С. Мухиной "Личность: Мифы и Реальность"

Эссе пятое

О. ГЕНРИ

Видение*

Мюррей грезил.

И психолог и ученый идут всегда ощупью, наугад, когда пытаются объяснить нам странные переживания нашей души, блуждающей в области СНА, брата-близнеца СМЕРТИ. Эта история не является попыткой объяснить этот вопрос, это не более чем просто запись видения Мюррея. Одной из наиболее непонятных загадок такого полусна является то, что наши мечты-видения, которые, казалось бы, охватывают собою месяцы, а то и годы, на самом деле происходят в течение нескольких мгновений.

Мюррей ждал своей участи в камере смертников. Электрическая лампочка, висящая на потолке коридора, бросала яркий свет на его стол. На столе лежал чистый лист бумаги, по которому метался в разные стороны муравей, так как Мюррей постоянно преграждал ему путь конвертом. Казнь на электрическом стуле была назначена сегодня на восемь часов вечера. Мюррей, глядя на все бесплодные старания мудрейшего из насекомых освободиться, улыбался.

Кроме Мюррея еще семь смертников сидело на коридоре. С тех пор как Мюррей попал сюда, он увидел, как трое из них выбрали свой удел: один сошел с ума и метался по камере, как волк, попавший в западню; другой, не менее сумасшедший, возносил пустыми словами свои ханжеские молитвы к Небесам; третий, слабый и хилый, совсем пал духом и целыми днями лежал на нарах. Мюррей сам хотел бы знать, с каким сердцем, с какой силой в ногах, с каким лицом он мог бы встретить свое наказание. Для этого нужно было только дождаться восьми часов вечера.

Прямо напротив камеры Мюррея была камера Бонифацио, сицилийца, который убил свою невесту, а также двух полицейских, приехавших арестовать его. Много раз Мюррей и Бонифацио на протяжении долгих часов играли в шашки, каждый раз громко выкрикивая свой очередной ход своему невидимому противнику, сидящему по другую сторону коридора.

Бонифацио своим громким голосом с характерным певчим итальянским акцентом позвал Мюррея:

— Эй, мистер Мюррей, как вы, в порядке, да?

— Все нормально, Бонифацио, — спокойно ответил Мюррей и позволил муравью вскарабкаться на конверт, а затем мягко стряхнул его на каменный пол.

— Это хорошо, мистер Мюррей. Парни вроде нас должны умирать как мужчины. Мой час пробьет на следующей неделе. Отлично! Помните, мистер Мюррей, что я выиграл у вас в прошлый раз. Не знаю, может быть, нам с вами удастся когда-нибудь сыграть еще раз. Наверно, мы должны будем еще громче орать свой ход, когда будем играть там, куда они намереваются послать нас.

Грубая философия Бонифацио и последовавшие за ней оглушительные раскаты смеха скорее согрели, нежели далее повергли в уныние онемелое сердце Мюррея. Тем не менее Бонифацио должен был жить еще целую неделю.

Вдруг раздался до боли знакомый всем узникам скрежет железного запора — это открылась дверь в конце коридора. Трое мужчин подошли к камере Мюррея и отомкнули ее. Двое из них были тюремными надзирателями, третьим был Лео — о, нет, так его звали в старые добрые времена, сейчас же он был преподобный Леонардо Винстон, друг и сосед Мюррея с самого босоногого детства.

— Я уговорил их взять меня на место тюремного священника, — сказал Лео, крепко пожимая руку Мюррея. В левой руке он держал небольшую Библию, заложив страницу указательным пальцем.

Мюррей тихо улыбнулся и привел в порядок книги на своем маленьком столе. Он мог бы ответить, но, казалось, ни одного подходящего слова не пришло ему в голову.

Заключенные прозвали свой коридор (80 футов в длину, 28 футов в ширину) Переулком Преддверия Ада. Постоянный надзиратель Переулка — огромный, грубоватый, но добродушный человек — вытащил из кармана пинтовую бутылку виски и предложил ее Мюррею: ...

 


* Перевод с англ. А. Лисогора.

 

 

© Валерия Мухина
Перепечатка без согласия автора – недопустима.


Разработка сайта: ООО "ИНСАН"
Дизайн: VisualGenom