Личность: Мифы и Реальность
Научная школа
Основные идеи и проекты
Работы
Ученики
Кабинет детского психолога
Экстремальная психология
Отчужденные
Валерия Флай - писатель
Кафедра МПГУ
Журнал Развитие личности
Фотографии
Гостевая книга
Поиск по сайту


Rambler's Top100

 

   
 

Книга В. С. Мухиной "Личность: Мифы и Реальность"

Эссе двенадцатое

ВАЛЕРИЯ ФЛАЙ
Льзя и нельзя

Нельзя сего сделать, ибо отвратительно.
Исх. 8:26

Осень. На черноморском пляже санатория «Одиссея» мало народа. Я наслаждаюсь теплым солнцем и видом моря. Но вот в мое сознание внедряется детский голосок. Это мальчик, который привычным ноющим, но нежным и умоляющим тоном взывает к матери.

— Мамочка! Ну пожалуйста, моя милая, я хочу в бассейн!

Ребенок так утонченно, психологически тонко строит интонации своего призыва, что его театр отвлекает меня от благодушного созерцания южной благодати природы. Мальчик непрошенно стал в центре моего внимания. Как он будет решать свою детскую проблему? Как развернется ситуация?

Мать спокойным, ровным голосом (я бы сказала, педагогически адекватно) объясняет, почему сейчас надо подождать с бассейном: позже будет более теплый воздух, вода согреется и прочее. При этом она взывает к тому, что Алеша хороший, послушный мальчик, что он способен понять, о чем они тут говорят, — ведь ему скоро четыре года!

— Ты ведь хороший мальчик? Ты понял, почему сейчас не следует плавать в бассейне?

Конечно, кто о себе хочет думать, что он плохой мальчик? Алеша, прочувствованно глядя матери в глаза, легко говорит: «Понял».

Но мама с сыном расположились совсем рядом с детским бассейном: протяни руку — и она уже в воде. Бассейн взывает к Алеше: «Иди сюда! Вот он я!» Алеша пытается удержать себя. Он садится в пластиковое кресло и позволяет маме укутать себя махровой простыней. Но глаза выдают его: они сияют безудержным восторгом от созерцания резвящейся в воде девочки...

Его взгляд на девчушку, играющую в бассейне, вызвал у меня воспоминание минувших лет. Я вспомнила эмоции моего сына.

Никогда не забуду таких же восторженных глаз моего маленького сына, который, стоя в полный рост на окне, взирал на мальчиков постарше, которые извлекали из бачков для мусора колесо от велосипеда, ракетку и массу технических деталей от неведомо чего. Его бабушка, проходя мимо, сказала: «Плохие мальчики! Лазают по помойкам!» Андрюша, переполненный восторженными чувствами к происходящему, воскликнул: «Как я хочу быть плохим мальчиком и лазать по помойкам!» Он, конечно, прежде всего хотел извлекать из бачков всякую всячину, как те шалуны...

За обоими сюжетами из жизни детей просматривается социальный контроль со стороны взрослых, управление поведением и внутренними побуждениями, просматриваются социально закрепленные «можно» и «нельзя».

«Можно»-«нельзя» — это полярные знаки пределов дозволенного. «Можно» — всегда в значении разрешения. «Нельзя» — всегда в значении запрета, недопустимости, невозможности.

Для малого ребенка «можно» — разрешение на завершение начатого побуждения, «нельзя» — прерывание намерения, прерывание развертывающегося действия. Прерванное намерение, как и незавершенное действие, вызывает напряжение, сопротивление. В ответ на запрет «Нельзя» ребенок возражает «Нет, льзя!».

Чувствуя запрещающее значение в частице «не», дети часто сами заново изобретают разрешающее слово — «льзя».

«Льзя» — древнерусское слово со значением «можно», «дозволено», «не запрещено». Ребенок не знает слова «льзя» как исконно русское слово. Сегодня мы, русские, почему-то не пользуемся словом «льзя». Мы говорим «можно». Но запрещающее «не-льзя» побуждает ребенка создавать новое слово со значением разрешения. Ребенок одарен лингвистически, и его угнетает прерывание спонтанных побуждений: «Нет, льзя!» — кричит он, сопротивляясь запрету.

Освоение социального послушания — сложное дело для малыша. Так трудно удержаться от желаемого!

...Алеша посидел в кресле внутри махровой простыни так долго, как только мог, — секунд пять — семь. ...

 

 

© Валерия Мухина
Перепечатка без согласия автора – недопустима.


Разработка сайта: ООО "ИНСАН"
Дизайн: VisualGenom